Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

Легс Макнил и Джиллиан Маккейн

Подлинная история панк-рока в рассказах участников

Перевод Антона Скобина, Макса Долгова

Глава 21

Смерть Dolls

Дебби Гарри: Однажды я зашла к кому-то в гости на Тринадцатой стрит. Неожиданно прямо перед зданием остановился фургон, Малькольм Макларен откинул задний борт и стал доставать оттуда всякие резиновые платья и ботинки на платформе и продавать их прямо там, на улице.

И все бросились к нему, чтобы что-нибудь купить. Малькольм знал Дженис, подружку Джонни Фандерса, и это она пригласила его приехать. Так что, наверно, он знал, что мы придем туда и обязательно захотим купить эту фигню, потому что в те дни мало где можно было купить резиновые платья.

Мне нравились эти шмотки, но я не могла себе их позволить. Малькольм просто стоял там, бормотал что-то себе под нос и продавал шмотки из фургона. Раньше мы не знали, кто такой Малькольм. Теперь узнали.

Малькольм Макларен: Dolls не раз приходили ко мне в магазин, когда были в Лондоне, и он потряс их до глубины души, потому что в Нью-Йорке не было ничего подобного. Никто в Нью-Йорке не продавал рок-н-ролльную культуру – и одежду, и музыку – в специальном месте.

А у моего магазина под названием «Секс» была целая идеология. Мы не пытались «что-нибудь продать», мы создавали образ жизни. Мы совершенно не были похожи на какой-нибудь занюханный придорожный магазинчик потертой попсы.

Года через два после их визита в Лондон я стал менеджером Dolls. И жил я в Нью-Йорке только ради этого. В смысле, мне нечего было делать в Нью-Йорке. Я уехал туда, просто чтобы сбежать из Лондона. Мне было скучно, смертельно скучно – знаешь, мой кругозор расширился. Мы все были беглецами: одна из основных причин, почему человек с головой уходил в поп-культуру, была – смыться из Лондона, ха-ха-ха!

New York Dolls стали тем самым приключением, которого мне так не хватало, ну, и заодно хотелось посмотреть мир. Они были средством передвижения. Но я сразу же словил венерическую болезнь, это было мерзко, и я подумал: «Да, Нью-Йорк – грязный город».

Я пытался снова и снова, но все девушки рядом с New York Dolls были больными, и мне стало совсем невесело. Неожиданно разыгралась паранойя, я посмотрел на них новым взглядом. Знаешь, типичные мысли иностранца: «Ебать-колотить, какие же эти люди противные».

Collapse )


Giuseppe Petrilli. Почти Леонардо

"TRUE_LOVE" • 2015
"TRUE_LOVE" • 2015

Чувак родился на юге Италии, там и живет по сей день. Думаю что местонахождение чувака собственно и определило направление его творчества, то есть слабая экономика и отвратительная демография очень сильно повлияли на деятельность, с позволения сказать, живописца.

Да что там живописца, Петрилли настоящий вундеркинд, он еще клацает клавиатурой, снимает на мыльницу, танцует, поет, и на машинке... Ну а что касается тем, то тут тоже полный спектр... бап во всех ракурсах, а так же всеми перечисленными средствами. И это правильно, ибо лучше много бап натурально нарисованных, чем искусственно выращенных. 

«Меня движет страсть, ничего больше. Меня вдохновляет все, что меня волнует: кино, музыка, но прежде всего чувственность и женское обольщение». Giuseppe Petrilli

Collapse )


из воспоминаний о Янке. Соколков, Вигилянский, Рожков

Очень смешная была история знакомства моего с Янкой, да, собственно, и Фирсова. Я не знаю, как было на самом деле, но моя версия такова. Фирсову позвонил кто-то по телефону, какие-то девушки, и договорились с ним встретиться. Фирсов встретился с девушками - и опух немного, девушки, значит, такие - волосы нечесаны, немытые. Не панковского такого вида, а хиппи-стиль. Он не знал, что с этими девушками делать, откуда они свалились. Привел их ко мне. Девушки были обкурены в хлам и ни на один вопрос не давали никаких четких ответов, всё говорили: «Проклятое панковское прошлое!» -любимая Янкина приколка. Потом уже, через несколько дней, стало ясно, что это была Янка с подругой; вторая - это Аня Волкова была.

Collapse )


из воспоминаний о Янке. Александр «Папик» Канаев

Собственно говоря, я уже и не помню, как Янка впервые появилась в моей жизни. Наверное, первый раз песни услышал, был такой альбом, который они записывали в электричестве в Тюмени – Деклассированным Элементам, там еще кривой барабан: мне он очень понравился; потом еще акустика, которая меньше зацепила, а вот как познакомились уже здесь – не могу вспомнить, черт его знает. Все время какие-то люди, тусовки, компании, концерты… Но помню, что познакомились и как-то так болтали очень много, постоянно тусовались вместе – вся вот эта контора: Джефф, Кузя, Сережа Зеленский, Янка, Янкина подружка… Получилось так, что у меня была девочка знакомая, она жила где-то у «Политехнической», рядом с Алексом Оголтелым, и Ослик там где-то жил* – она в библиотеке работала, такая Марина Кисельникова. А потом выяснилось, что она еще и янкина близкая подруга, мы, когда в этой компании встретились, – удивились. И вот вместе как-то встречались; помню концертники акустические на Кирпичном, я, наверное, на всех квартирниках там бывал. Постоянные поездки по каким-то гостям… Я, в общем-то, меломан, на музыке такой, повернутый – и довольно много общего нашли. И когда мы с Егором поболтали, у нас с ним сразу же на этой теме завелось, и он, помню, говорит: «А давай ты у нас на концертах звук поделаешь». «Ну, давай, – говорю, – попробуем». Я тогда этим, в принципе, занимался, но по мелочи больше, и вот тогда я на VII фестивале, когда они играли, и во «Времени» на пульте сам не сидел, но как-то покручивал чего-то вместе с операторами. Чего-то делали, поэтому, наверное, близко и подружились. Не то, чтоб близко, а так – сотрудничали, все время чего-то обсуждали, общались. А так как компании были большие, все время вместе все и собирались, постоянно. Или я к Фирсову приду, или встретимся где-то в городе, или на концертах, – поэтому общение все как-то смазалось. Помню, что с глазу на глаз редко получалось разговаривать.

Collapse )


ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

Легс Макнил и Джиллиан Маккейн

Подлинная история панк-рока в рассказах участников

Перевод Антона Скобина, Макса Долгова

Глава 19

53-я и 3-я

    

Джим Кэролл: Я продавался за деньги. Когда мне было то ли четырнадцать, то ли уже пятнадцать, я ходил по ебаным Гринвич-авеню и Кристофер-стрит – пока кто-то не объяснил мне, что пока рядом есть люди, отдающиеся бесплатно, никто не станет платить тебе деньги.

Куча детей, сбежавших из дома, тусовалась на Сорок четвертой стрит, как в «Подростковой похоти» Ларри Кларка, но мне это больше напоминало отстой в духе «Полуночного ковбоя». Потом один взрослый парень посоветовал мне пойти на Пятьдесят третью и Третью, где собирались чуть ли не все торгующие собой мальчики в Нью-Йорке.

Я пошел туда и мне сразу предложили неплохие деньги, но мне приходилось договариваться по-другому, потому что без амила я максимум разрешал мужикам сосать мой хуй. Или, например, я мог подрочить им. Но я никогда бы не дал мужику ебать меня. И сам не хотел их ебать, если не был под амилом. Если мне давали амил, я соглашался их ебать. И здорово ебал, ха-ха-ха! Мне нравились жирные клиенты с кучей денег, ха-ха-ха!

Collapse )

   


«Полковник и Однополчане»

Уже и не помню, каким образом «Первый призыв» у меня оказался. Возможно, Полковник привлек мое внимание своим выступлением на концерте памяти Башлачева, то ли в 1990м, то ли в 1988м году. Не помню точно, но вот как-то зацепило, хотя выступление и песня были довольно непритязательные. Кажется «Душегуб», хотя могу и ошибаться. Вообще, Полковник всегда был в глубокой тени. Во-первых, нижегородские изначально были в тени питерских, во-вторых, Леха Хрынов был в тени и нижегородских групп тоже, и даже в тени тех музыкантов, с которыми сам выступал. Например, того же Чигракова. И это странно, сам-то он был мужчина, довольно представительный.

«Полковник и Однополчане» — "Первый призыв" 1996
«Полковник и Однополчане» — "Первый призыв" 1996
Collapse )


из воспоминаний о Янке. Алексей «Полковник» Хрынов, Алексей «Плюха» Плюснин

Алексей «Полковник» Хрынов

Знакомство у меня с Янкой состоялось в Питере. Я приехал к Сереже Фирсову, это мой друг очень близкий, и так получилось, что мы пошли к нему ночевать, и две девушки были из Сибири – Аня и Яна. Я понятия не имел тогда, что она поет, делает что-то – ну, просто девчонки какие-то и девчонки… Поехали к нему, выпили, просто было весело, смешно – там не было никакого секса естественно, ничего – просто пообщались. Классные такие девчонки, из Сибири, я еще помню присказку: «Мы девки помойно-мусорные, панки-хиппушки…» – такое что-то. Просто было весело, заводно так. Потом я узнал, что Янка поет – со своими ОКТЯБРЯМИ… Потом меня пригласили на фестиваль в Новосибирск, мы там играли и там же познакомились с Егором Летовым, и часто уже встречались потом в Питере, на квартирах, где мы все жили – приезжие музыканты. Там они всегда находились и находятся до сих пор, эти квартиры, где мы жили все вместе, общались… Какие-то эпизоды конкретные – они не всплывают, почему-то.

Collapse )


ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА - "Солнцеворот" (1997)

Альбом посвящается всем воевавшим и воюющим за славное дело отечества.

Слушать громко!

© 1995 ГрОб Records
© 1998 hor-music


— Егор, расскажи пожалуйста, о твоем новом альбоме.

— Он не закончен, а поэтому я, как человек суеверный, не люблю говорить, пока не доведу до конца. Два больших альбома будет, видимо… Один будет называться «Солнцеворот», другой «Новый день».

— Они будут посвящены политическим событиям?

— «Новый день», видимо, будет политическим альбомом, но дело в том, что у нас нет прямой политики, мы больше метафизики, чем политики. Второй альбом будет более философский, наверное… Тяжелый, в общем!

Из интервью с Е. Летовым, «Nашъ Драйвъ»

Collapse )


ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

Легс Макнил и Джиллиан Маккейн

Подлинная история панк-рока в рассказах участников

Перевод Антона Скобина, Макса Долгова

Глава 18

Подвал рок-н-ролльного клуба

Ричард Хелл: Мы с Томом Верленом пошли на концерт New York Dolls в Центре искусств Мерсера – и именно глядя на Dolls, я захотел организовать группу. Играть рок-н-ролл казалось гораздо интереснее, чем просто сидеть дома и писать стихи. Открывались безграничные возможности. Можно было работать с тем же материалом, над которым я корпел в одиночку в своей комнате, когда печатал мимеографические журнальчики, рассчитанные на десяток читателей. И мы действительно думали, что не хуже других. Так почему бы не пойти и не продать нашу работу?

До того, как мы сходили на Dolls, Том время от времени играл на акустической гитаре на фестивале в одном клубе в Вест-Виллидже, раз в несколько месяцев. Вот и все, что он делал. Ничего серьезного от этих выступлений он не ждал. Но все-таки он написал пару песен, не знаю точно, сколько: пять, может, шесть. Правда, прикольных. А мы били баклуши. Импровизировали, пока Том играл на гитаре. Гоняли балду по стенам.

После концерта Dolls я начал давить на Тома, чтобы собрать группу вместо этих его акустических посиделок. Электрическую группу. А он в ответ юлил и мялся, и мы так и не стронулись с места. Не помню точно, как так вышло, только Том в конце концов сел и показал мне, насколько просто играть рок-н-ролльные басовые партии. Я думал, играть на музыкальном инструменте – это очень сложно, ну, и не играл. Но он меня научил, и это скрепило наш союз. Так началась наша группа, потому что Том уже был знаком с ударником из Делавэра, и мы начали репетировать вместе. Но вдохновили нас на это именно Dolls.

Collapse )