pasha_popolam (pasha_popolam) wrote,
pasha_popolam
pasha_popolam

Categories:

ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

Легс Макнил и Джиллиан Маккейн

Подлинная история панк-рока в рассказах участников


Перевод Антона Скобина, Макса Долгова

Глава 4
Твое милое лицо отправляется в ад

Кэти Эштон: Где-то через месяц после того, как МС5 и Stooges подписали контракт с «Электрой», Игги женился. Я запомнила день его свадьбы, потому что именно в этот день начались наши с Игги близкие отношения.
Видишь ли, я никогда не носила ни юбок, ни платьев, просто ненавидела эту фигню, но в день его свадьбы я решила надеть открытое платье. В первый раз люди получили возможность увидеть мои ноги. И, пожалуй, можно сказать, что Игги уделял мне куда больше внимания, чем должен бы мужчина в день своей свадьбы. Он положил на меня ТВ-глаз…
«ТВ-глаз» – это мое выражение. Специфическая женская приколка. Мы с подружками разработали собственный код, чтобы свободно разговаривать, даже если парни нас слышат. Полностью это «Twat Vibe Eye». Типа «он на тебя положил ТВ-глаз». Ну, и раз уж на то пошло, то и «я положила…»
Игги случайно услышал это и решил, что фраза прикольная. Тогда-то он и написал песню «TV Eye».

Скотт Эштон: Меня страшно колбасило от того, что девчонки вились вокруг Игги, как мотыльки вокруг лампы. Представь, они садились вокруг него и смотрели, как он ест бургеры. Не хочу сказать, что Игги тупо сидел и жрал бургеры, хотя именно так он и делал. Правда, случалось, зажигал он и повеселее. Однажды я видел, как он шел по улице, с ним его стандартный набор – пять девушек, он шел домой, а они метались вокруг него: «О, Игги, ох, Игги…»
Я пришел домой на пятнадцать минут позже, он сидел на полу, играл песни из своего альбома, а они образовали перед ним полукруг, просто сидели и тупо пялились на него. Неожиданно он высморкался в руку, а потом засунул пальцы в рот.
Клянусь, они продолжали на него смотреть, как будто ничего не произошло.
Рон Эштон: Мы называли жену Игги «Картофельная девочка». Она была миловидная, но ее личико дико напоминало красивую картофелину. Я говорил Игги: «Чувак, не женись на ней», но надо признать, свадьба прошла прикольно.
Я надел куртку летчика-истребителя люфтваффе, белую рубашку, нацистский Рыцарский крест с дубовыми листьями и мечами. На куртку я прицепил Железный крест первой степени, орденские планки, Железный крест Русского фронта второй степени, надел сапоги и брюки для верховой езды.
Я был лучшим мужчиной. Наш менеджер, Джимми Сильвер, еврей, был служкой. Жена Игги тоже была еврейкой. Ее отец владел большой сетью магазинов уцененных товаров, в Огайо и Мичигане они играли роль «Кеймарта». Ее родители отказались признать их брак, так что от ее семьи никого не было.
Пришли только МС5, наш менеджер Джимми Сильвер, Джон Синклер, Дэнни Филдс и все наши друзья. Поскольку мы все были вегетарианцами, у нас была гречневая запеканка, и МС5 начали буйствовать: «А где хавка? Где хот-доги? Где, блин, гамбургеры?»
Так что МС5 остались голодными, зато уж оторвались на полную катушку. Было весело. Даже полиция приехала. И говорят: «У вас там висит флаг «Сирс Роубак», это противозаконно».
Они сказали, что незаконно вешать на флагшток любой флаг, кроме американского. Я поднял швейцарский. Они сказали, что и этот нельзя, а я ответил: «Давайте, арестуйте меня, поиграем, блядь, в солдатиков». И поднял старую свастику.

Билл Читэм: Мы с Дэйвом Александером перед свадьбой пошли покупать новые теннисные тапки. Помню, когда мы шли по магазину, Дэйв сказал: «Готов спорить, эти ботинки продержатся дольше, чем брак Игги».

Игги Поп: Ребята из группы сидели на крыльце, пили пиво, кидали монетки и спорили, на сколько нас хватит. Во весь голос: «Эй! Даю им от двух до пяти месяцев!»
«Нет, уложатся в один день. Я знаю Попа».
Дэнни Филдс сказал: «Игги, что же ты творишь? Подумай о своем имидже».
А Джимми Сильвер, наш менеджер, достигший вегетарианского дзена, ответил: «Э, реальность, жизненная правда – вот чем силен Игги».
Дэнни Филдс тупо посмотрел на него и выдал: «В жопу реальность. Кого ебет реальность?»

Рон Эштон: Картофельная девочка стала жить с нами. Она притащила для комнаты Игги кучу плетеной мебели. У них был собственный маленький холодильник, а на двери у него был маленький замок. Каждый раз, когда они уходили, мы со Скотти и Дэйвом прокрадывались в комнату, открывали его отмычкой и съедали всю их еду.
Жена Игги была при деньгах, поэтому она покупала клевый сыр, всякие вкусности. А у нас был только рис и бобы. Игги гораздо больше, чем она, готов был нам помогать, она же на дух не выносила наш образ жизни.

Игги Поп: Во-первых, она любила спать ночью, а я любил спать, когда хочется. Я любил играть на гитаре в любое время суток. Однажды ночью мне пришла в голову новая фишка для песни, прямо посреди ночи, но у меня в постели лежала женщина.
Именно в этот момент меня неожиданно торкнуло: так нельзя. Или-или: или она, или карьера.
Представь себе, я очень сильно ее любил. Но в тот раз я продолжил писать музыку, одну из лучших моих мелодий, «Down the Street». Взял усилок, пошел в туалет – и стал играть там на гитаре, тихо-тихо, хороший тяжелый, шаманский ритм. Звучало очень клево, негромко и очень напряженно. А потом я захотел поковыряться со следующей идеей, но подумал: «Блин, надо бы потише».
А потом подумал: «Нет, брат, не надо потише!»
И я вылез из туалета, и следующим номером выдал немереный грохот, охуенно громкий аккорд. Она подорвалась, как укушенная. Но главное было ништяк: у меня сложилась песня. Очень прикольный момент – рождение. И мне пришлось отправить жену восвояси.

Рон Эштон: Она ушла через месяц. Я говорил, что они уложатся в месяц, – и вот через месяц они разбежались! Я выиграл.
Когда пришли бумаги на развод, мы повесили их на стенку. Прикольная была телега – целая пачка документов, где говорилось, мол, Игги не выполнял свой супружеский долг, что он был гомосексуалистом. Они провисели на стене черти сколько.
Игги вернулся в свое нормальное состояние. После концертов он приводил домой девчонок, они поднимались наверх, а чуть позже в слезах спускались, потому что он просто собирал их, а потом говорил: «Проваливайте».
В конце концов, они оставались со мной. Кое-кто из них даже переходил в разряд постоянных подруг. Ох уж эти анн-арборские девчонки! Они всегда хотели выпить вина «Бали Хай», в конце концов нажирались в стельку, а мне приходилось с ними нянчиться. Блюющие девушки – рядом с каждой из них в момент слабости был я.
Еще Игги любил знакомить девушек с кислотой. Я говорил ему: «Чувак, перестань давать им кислоту».
И вот, пока Игги торчит и развлекается, я слежу за очередной отъезжающей девушкой. Типа разрешите представиться, психоделический доктор.
Пятнадцать часов я сижу на лестнице, у меня под мышкой девушка в измененном состоянии сознания, а Игги проходит мимо и бросает: «Ладно, в пизду». Уходит куда-нибудь, и продолжает развлекаться.
Одной из девушек напрочь сорвало башню, она взяла и исчезла. Раньше она была правильная, ничего не употребляла, а вернулась она через месяц, в замшевых штанах в обтяжку, в топике, и с тоннами хэша в запасе. Я конкретно прихуел, а она заявила: «Спасибо вам, ребята, вы открыли мне глаза».

Игги Поп: Я снова был свободен. Бродил по улицам, одевался, как хотел. Как-то я пошел в забегаловку, где собирались детишки после школы. В этом самом месте я написал первую песню для Stooges. Просто наблюдал за их манерой поведения, а потом использовал это в песне. И вот я пошел туда, и, значит, увидел Бетси. Сроду не видел ничего подобного. Очень милая. Полная противоположность моей жены – блондинка цвета свежевыпавшего снега. Ей было тринадцать, она пронзительно смотрела на меня. Дальше, думаю, и так все понятно.

Рон Эштон: Бетси было четырнадцать, эдакая миловидная и нежная девочка. Игги, конечно, поебывал девок на стороне, но всегда возвращался к Бетси. Я нудил: «Твою мать, Игги, она тут, блядь, проторчала два дня, ей же всего четырнадцать!»
А Игги в ответ познакомил меня с Даниэлой, лучшей подругой Бетси. И я схватился за голову: «Твою мать, что я творю? Ебу четырнадцатилетнюю девочку!»
Так что я избавился от своей, потому что не хотел проблем. Хотя у Игги из-за Бетси проблем не было. Он даже познакомился с ее родителями. Думаю, они были очень либеральные.


Рон Эштон: Когда альбом был дописан, Дэнни отвел нас на Фабрику познакомиться с Энди Уорхолом. Фабрика была украшена жестью, и, надо сказать, там было грязно. Мы были детьми Среднего Запада, нас напрягала эта атмосфера – все эти нью-йоркские спидовые дурики и гомосеки. Мы с Уорхолом даже не поговорили. Мы со Скотти и Дэйвом так напряглись, что просто забились на диван. От этого места нас пробил озноб, и мы ушли через полчаса.
Следующим вечером мы пошли в клуб Стива Пола, «Сцена», посмотреть, как играет Терри Рейд. Там был Джими Хендрикс, джемовал с ним. После концерта мы с Игги пили пиво с Хендриксом. Игги бродил с Нико, а я просто сидел там и тихо ржал, потому что она обращалась с ним, как с собственным ребенком. Она – такая высокая, и он – такой низенький, они держались за руки, как влюбленные. Она не выпускала его из виду.

Дэнни Филдс: Сразу было ясно, что Нико должна влюбиться в Игги. В нем было все, что нравилось ей в мужиках: больной, яркий, хрупкий, но словно бы сделанный из стали, безумный, свихнувшийся.
Так что тут не было ничего удивительного. Нико влюблялась в каждого сияющего безумного джанки. Не хочу показаться циничным, и если бы я знал, что все обернется такой громкой историей, я бы запасся диктофоном, но тогда все было просто: «Без балды, Нико влюбилась в очередного поэта».

Игги Поп: Мы с Нико много занимались любовью. Много раз за день. Нико была особенной. Меня тянуло к ней. У меня не получалось влюбиться в кого бы то ни было, но мне было радостно быть рядом с ней. Она была старше, она была издалека. Мне это очень нравилось – у нее был непривычный акцент, все в ней было непривычно.
И она была невероятно сильной. Как будто я тусуюсь с парнем, хотя у нее были женские части тела; на этом отличия заканчивались, было полное ощущение, что я тусуюсь с жестким, эгоистичным и при этом артистичным парнем.
Она очень упиралась по поводу моих работ: и это, то, и другое; потом неожиданно ее маска падает – и я вижу страшную неуверенность. Я видел ее настоящее лицо: человек, возраст за тридцать, не модель, не коммерческая сущность в великом бизнесе по имени Америка – и что, блядь, она собирается делать дальше?
Нико часто вгоняла себя в тоску. Знаешь, она была одета как мировая девушка высшего сорта: правильные ботинки, накидка из овчины, правильные волосы, она знала правильных людей, и вот она в охуенном обломе – ее дико корежило. Она была великой, великой актрисой. Быть рядом с ней – это был мощный толчок.
Я абсолютно уверен, что придет день, когда людям будет чем услышать ее, точно так же, как сегодня людям есть чем смотреть полотна Ван Гога, и тогда все скажут: «ООООООААААА!»
Она приехала ко мне в Анн-Арбор и поселилась в доме нашей группы.

Дэнни Филдс: Нико звонила мне все время из Анн-Арбора и говорила: «Не знааааю, люууубит ли он меняаа еще, он не оообращаает на меняааа вниманияаа, ооох, он так груууб со мнооой!»
Я отвечал: «Ну да, ты выбрала нелегкого парня для совместной жизни». Знаешь, извини, конечно, но что тут необычного?

Игги Поп: Нико постоянно повторяла: «Жимми, о Жимми, чтобы делать то, что ты делаешь, надо быть большим извращенцем. Ты просто обыкновенный извращенец, а надо быть абсолютным извращенцем».
Она имела в виду, что во мне слишком много человеческого. Потом она поила меня красными винами с французскими названиями, которых я даже никогда не слышал. Так я разучил всю эту хуету: научился модулировать свой голос… носить светло-голубые костюмы и говорить с представителями звукозаписывающих компаний.

Рон Эштон: Нико осталась надолго, месяца на три. Игги никогда не говорил, любит ли он ее или нет. Только помню, когда она уже уехала, Игги спустился вниз и попросил у меня одного совета. Подошел ко мне и сказал: «Знаешь, думаю, тут что-то не так, может, ты знаешь, в чем дело?» Он вытащил член, сжал его, и из него потекла зеленая слизь. Я сказал: «Дружище, у тебя триппер».
Нико наградила Игги триппером, первый раз в его жизни.
Tags: бунт на кислоте
Subscribe

Posts from This Journal “бунт на кислоте” Tag

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова…

  • БУНТ на продажу

    Джозеф Хиз Эндрю Поттер Как контркультура создает новую культуру потребления Часть пятая. Экстремальный бунт Контркультурное…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова New York…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова Глава 10…

  • БУНТ на продажу

    Джозеф Хиз Эндрю Поттер Как контркультура создает новую культуру потребления Часть вторая. Фрейд переселяется в Калифорнию. Продолжение…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова Глава 8…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова Глава 7…

  • БУНТ на продажу

    Джозеф Хиз Эндрю Поттер Как контркультура создает новую культуру потребления Часть вторая. Фрейд переселяется в Калифорнию. Продолжение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

Posts from This Journal “бунт на кислоте” Tag

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова…

  • БУНТ на продажу

    Джозеф Хиз Эндрю Поттер Как контркультура создает новую культуру потребления Часть пятая. Экстремальный бунт Контркультурное…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова New York…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова Глава 10…

  • БУНТ на продажу

    Джозеф Хиз Эндрю Поттер Как контркультура создает новую культуру потребления Часть вторая. Фрейд переселяется в Калифорнию. Продолжение…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова Глава 8…

  • ПРOШУ, УБЕЙ МЕНЯ

    Легс Макнил и Джиллиан Маккейн Подлинная история панк-рока в рассказах участников Перевод Антона Скобина, Макса Долгова Глава 7…

  • БУНТ на продажу

    Джозеф Хиз Эндрю Поттер Как контркультура создает новую культуру потребления Часть вторая. Фрейд переселяется в Калифорнию. Продолжение…