December 2nd, 2016

«Черный Обелиск»: первые шаги. Владимир Марочкин

Звукорежиссер Евгений Чайко был рядом с Анатолием Крупновым с самых первых минут рождения группы «Черный Обелиск». Можно смело сказать, что он принимал роды, потому что та концертная аппаратура, которую Женя изготовил своими руками с немаленькой помощью друзей, дала возможность ребенку издать первые звуки.

Но, разумеется, у Евгения была и собственная предыстория, которая существенным образом повлияла на его решение заниматься рок-музыкой.


«Для меня все началось с того, что в 1976 году мой приятель, с которым я сидел за одной партой, позвал меня сходить на сейшн группы «Удачное Приобретение».

«Пойдем, на сейшен сходим! Посмотрим, как там все, - говорит он мне. – Только ты там ничему не удивляйся и, если увидишь знакомые лица, то сделай вид, что никого не знаешь. Ни в коем случае не показывай вида, что кого-то узнал».

Этот концерт проходил в Марьиной роще. Там, напротив кинотеатра «Гавана» есть большая огороженная детская площадка, и за этим забором - маленькое двухэтажное зданьице, на втором этаже которого был небольшой зальчик мест на двести.

И вот мы пришли. Удивительные вещи начались сразу же, потому что на входе стоял и проверял билеты учитель музыки из нашей школы. Но я, как мне и велел мой друг, сделал вид, что его не знаю.

Прошли мы внутрь. Там была, конечно, сказочная атмосфера массового экстаза, которую я никогда еще не испытывал…»

Collapse )

«Черный Обелиск»: второе рождение. Владимир Марочкин

Мы сидели с Женей Чайко, бывшим звукорежиссером группы «Черный Обелиск», на кухне его приветливого дома. Чай, разлитый в тяжелые, массивные кружки, уже остыл. Воспоминания о жизни в «Черном Обелиске» неслись нервной чередой, и нам было не до чая.

«Вот так и мы с Батюшкой, когда Крупнов ушел в «Шах», сидели у меня на кухне и думали о том, что делать дальше? Самодостаточны мы или нет? Решили: да, самодостаточны!»

«Оба гитариста – и Майкл Светлов, и Юра Алексеев – тогда собрали собственные составы. А правда, что ты советовал Алексису взять для его группы название «Черный Обелиск»?» - спросил я.

«Да, это правда. Я говорил Алексису, что «Черный Обелиск» - это не только один Крупнов, что есть и другие люди, которые точно так же, как Толик, внесли свой вклад. И если Крупнову кажется, что он может играть в группе «Шах», то это означает, что группа «Черный Обелиск» ему не нужна и, значит, мы имеем моральное право пользоваться этим названием. Я говорил, что не стоит менять название, ведь люди уже знают, что такая группа существует. Да, конечно, здесь присутствовал момент харизмы: как же так, люди пришли смотреть «Черный Обелиск» и не увидели Крупнова? Это, конечно, была большая проблема…»

«А как Толик отреагировал на то, что ты предложил Алексису использовать это название?»

Collapse )